Андрей Поздеев © 2007

ГОРОД

На улицах я работал в разное время года - не было места где работать, а это - великолепная мастерская. Я столько переписал этот город! И все это пульсирующее, живое - все рядом. Это все время жизнь, движение. Удивительно, дом ведь тоже заполнен людьми, он живой. Я к нему так и относился. Как машинка бежит, как люди идут и даже деревья как растут. Вот я это состояние и писал.

Заповедник«Столбы». Калтат

...Заповедник «Столбы». Там изба, полуземлянка вся в цветах. Там я кучу написал пейзажей. Там животные ходят-бродят. Какое чудо, вот это чудо! Порхнуло что-то, понесло его на эти неведомые запахи... На миг какое-то определенное состояние, чтобы там дух был и запахи эти были, и дуновение какое-то, то, что «Миг» называется. Это удивительная вещь - миг. Смотрите, какой он на Земле этот человечек. И в то же время страшно расточительны люди по отношению

к своему дому и к самим себе в жизни. Потому что много соблазнов. Жизнь-то удивительно прекрасна. Так вот, когда человек научится ценить миг, тогда, может быть, начнет очищаться, чуть почище станет.

ЛЮДИ

Понятие сути человеческого характера складывается из привычек, отношения к окружающему миру. Как человек играет, как защищается, маску какую надевает -

безвинную или жестокую, какое платье у него, как он руки держит, как ходит, как говорит. И вот из этих всех вещей возникает целое, и начинаешь чувствовать, из чего этот человек состоит. И отдача иногда очень любопытной бывает. Все равно человек будет похож, даже не внешне - внутренне, и те, кто его знают, будут узнавать. Не обязательно точно написать глаза, овал лица. Можно выразить это какой-то маской, и будет удивительно похож человек. Вот в чем дело. То есть здесь обнажается очень много, и человек иногда пугается. Пугается того, что увидел художник. Если я не почувствую человека, я не буду писать.

НАЧАЛО

Рисовать я всегда любил. Закончив семилетку, послал заявление и свои рисунки в Омское художественное училище. Но тут война началась, и учеба моя закончилась. Переехал я в Красноярск в 1950 году. В Товариществе художников работал. Прошел через копии и лозунги всякие. Портреты вот не мог писать 70x50 см. Но копии делал: «Утро нашей Родины», «Отдых после боя», Шишкина копировал. У меня эта школа была. Я даже благодарен ей, потому что в репродукции я наблюдал и состояние, и настроение, и фактуру. Это была очень хорошая школа. И в Союз художников здесь меня приняли. Так что школа моя - Союз, красноярская организация и студия - Андрей Прокофьевич Лекаренко, Давыденко, наш искусствовед, и, конечно, Василий Иванович Суриков.

НАЧАЛО

Рисовать я всегда любил. Закончив семилетку, послал заявление и свои рисунки в Омское художественное училище. Но тут война началась, и учеба моя закончилась. Переехал я в Красноярск в 1950 году. В Товариществе художников работал. Прошел через копии и лозунги всякие. Портреты вот не мог писать 70x50 см. Но копии делал: «Утро нашей Родины», «Отдых после боя», Шишкина копировал. У меня эта школа была. Я даже благодарен ей, потому что в репродукции я наблюдал и состояние, и настроение, и фактуру. Это была очень хорошая школа. И в Союз художников здесь меня приняли. Так что школа моя - Союз, красноярская организация и студия - Андрей Прокофьевич Лекаренко, Давыденко, наш искусствовед, и, конечно, Василий Иванович Суриков.

ГОРОД

На улицах я работал в разное время года - не было места где работать, а это - великолепная мастерская. Я столько переписал этот город! И все это пульсирующее, живое - все рядом. Это все время жизнь, движение. Удивительно, дом ведь тоже заполнен людьми, он живой. Я к нему так и относился. Как машинка бежит, как люди идут и даже деревья как растут. Вот я это состояние и писал.